Размер шрифта Цветовая схема Изображения

Что надо менять в Жилищном кодексе?

Глава муниципального округа Тверской в г. Москве Я.Б. Якубович заявил о необходимости поменять некоторые нормы ЖК РФ, которые, по его мнению, позволят с одной стороны, обеспечить прозрачность процедуры проведения общих собраний, а с другой упростить эти процедуры.

- Не первый год получаю обращения от жителей по поводу массовой фальсификации протоколов. Они касаются широкого спектра вопросов, однако все случаи можно разделить на две части по мотивам, - написал в своем посте в соцсети Facebook глава муниципального округа Тверской в г. Москве Я.Б. Якубович. - К первой можно отнести «условно вынужденные» фальсификации, когда как таковой злой умысел, чаще всего, отсутствует. Такие фальсификации имеют место, в основном, в сфере капитального ремонта. Согласно жилищному кодексу, вопросы капитального ремонта, а именно, перечень работ, источник их финансирования, выбор представителя собственников и некоторые другие, принимаются двумя третями голосов собственников, рассчитываемых исходя из площади жилых и нежилых помещений. Собрать 2/3 крайне сложно, а зачастую просто нереально. Связано это со сложностью оформления решений, формой собственности (часто имеются большие площади, принадлежащие городу (муниципальные квартиры) либо нежилые помещения), значительным количеством собственников и др.

Вместе с тем в силу высокой изношенности жилого фонда, в особенности в центре Москвы, очевидная необходимость проведения капитального ремонта, связанная с неудовлетворительным состоянием инженерных систем и иного общедомового имущества, требует оформления оснований для проведения ремонта. В настоящее время в случае, если собрание не состоялось из-за отсутствия кворума, несвоевременного проведения либо из недостатка голосов, законодательство разрешает проводить капитальный ремонт без решения собственников.

В Москве в этом случае орган исполнительной власти (Департамент капитального ремонта) самостоятельно инициирует проведение капитального ремонта и формирует комиссию по открытию объекта и приёмке работ по капитальному ремонту, исключая возможность влияния на этот процесс со стороны собственников. У собственника тогда остаётся единственная возможность повлиять на капитальный ремонт – через своего муниципального депутата, также имеющего право подписи на акте. Но и это не всегда возможно, поскольку муниципальный депутат не всегда доступен и не всегда самостоятелен. При этом на практике представителя Департамента капитального ремонта никто никогда не видит ни в ходе работе комиссий, ни на объекте. Ни в ходе работе комиссий, ни на объекте. В регионах такую функцию исполняет орган местного самоуправления.

Однако в Москве по этой схеме идут неохотно и требуют от территориальных органов исполнительной власти обеспечивать проведение общих собраний и находить людей в многоквартирных домах, которые все-таки будут представлять интересы собственников в ходе капитального ремонта.

Нередки случаи, когда такие протоколы возникают лишь виртуально по вышеизложенным причинам: нужно собрать 2/3 голосов (пункт 1 части 2 ст. 44 ЖК РФ), а времени на это нет. В итоге протокол просто «рисуется». При попытке собственников запросить такие протоколы в фонде капитального ремонта или у управляющих организаций, они получают отказы на основании того, что эти органы власти не имеют полномочий по хранению протоколов. Обращения же в орган государственного жилищного надзора также заканчивается ничем: Мосжилинспекция отвечает, что протоколов не поступало. Пока собственники ищут мифический протокол, работы по капитальному ремонту проводятся без их участия либо под контролем человека, которого никто не выбирал. Все это провоцирует конфликтные ситуации, и единственным способом переломить ситуацию является проведение повторного общего собрания по этому вопросу. И вот тут снова все упирается в 2/3.

Решением этой проблемы могло бы стать уменьшение количества голосов, необходимого для принятия решения по капитальному ремонту, для чего необходимо изменить 44 и 46 статьи ЖК РФ. Разговоры идут об этом достаточно давно. С одной стороны это позволило бы легче проводить общие собрания по вопросу капремонта и вовлекать жителей в контроль качества его проведения, а с другой, управляющим организациям и территориальным органам власти не пришлось бы идти на ухищрения, чтобы оформить основания для проведения капитального ремонта.

Вторая часть мотивов для фальсификации протоколов общих собраний носит сугубо материальную составляющую и связана с недобросовестными действиями лиц, фальсифицирующих протоколы. Решения, которые содержат такие протоколы могут касаться захвата власти управляющими компаниями и их деятельности, в частности установления тарифов, а также распоряжения общедомовым имуществом (сдача его в аренду и так далее). В настоящее время 46 статьей ЖК РФ предусмотрена обязанность органа госжилнадзора (в Москве - это Мосжилинспекция) организовывать проверку нескольких поступивших в течение трех месяцев протоколов общих собраний с одинаковой повесткой. Причем никакой ответственности за непроведение такой проверки не предусмотрено. Единственный способ оспорить такой протокол – суд.

Бороться с этим можно только путем повышения прозрачности процедуры проведения общего собрания. Необходимо установить обязанность инициаторов регистрации уведомлений о проведении собраний в ГИС ЖКХ и органе жилищного надзора (сейчас протоколы там просто хранятся), а также регистрации решений общих собраний так, как это, например, делает Минюст в отношении нормативных правовых актов. Кроме того, публикация поквартирных результатов голосования (с ограничением доступа только для собственников помещений в многоквартирном доме) позволила убедиться в том, как учтены голоса собственников и не произошло ли фальсификации решений. Разумеется, это потребует доработки самой ГИС ЖКХ и дополнительных усилий как со стороны инициаторов собраний, так и со стороны органа госжилнадзора. Однако сама процедура проведения общего собрания станет намного прозрачнее и резко сократит количество поддельных протоколов, а значит защитит интересы собственников.

Эти предложения сейчас активно обсуждаются среди московских муниципальных депутатов, которые непосредственно знакомы и напрямую работают с проблемами фальсификации протоколов общих собраний и их последствиями, так как именно к ним часто обращаются пострадавшие от недобросовестных действий управляющих компаний и некачественно выполняемого капитального ремонта. Проблема в том, что между муниципальным уровнем, где проблема хорошо знакома и исследована и федеральным уровнем – Государственной думой, где принимаются поправки в Жилищный Кодекс, - целая пропасть. Местные советы депутатов теоретически обладают правом законодательной инициативы, однако реализовать это право практически невозможно. Законы принимаются в тесном взаимодействии с экспертным сообществом, органами исполнительной власти, долго прорабатываются профильными комитетами и комитетами-соисполнителями. При этом между муниципальным и федеральным уровнем есть также законодательные собрания, которые имеют право вносить проекты законов в Государственную думу. И для того, чтобы она была принята на региональном уровне требуется пройти такой же квест, как на федеральном (а иногда и более сложный). Однако, по сути это неправильно, поскольку как раз жилищная политика – это то, что касается практически каждого, и исходя принципа субсидиарности (предусматривающего принятие решений на уровне публичной власти, наиболее близком к гражданину), основы ее должны в обязательном порядке проходить через обсуждение на муниципальном уровне.

В этой связи в Москве несколько советов депутатов уже принимают предложения по изменению Жилищного кодекса в порядке предложений для законодательной инициативы Мосгордумы для последующего внесения её в Госдуму.

Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться